Краеведение - солнечный зайчик души. Идея протеста не вызывает? Тогда Вы - наш человек. Заглядывайте на огонёк. Всегда вам рады. Краевед-краеведу - друг, товарищ и брат.

среда, 10 августа 2011 г.

Поскупилась жизнь на злато, горя выдала с лихвой...


Октябрина ВОРОНОВА. 
 ***
 Так у нас повелось,
  что издревле
 ни бабки, ни мамки
 Не готовили нам
 ни дворцов,
 ни затейливых замков.


Спали мы на полу -
на траве увядающей, рыжей.

Сквозь дырявые шкуры
мы видели звездную крышу.
И лежало за пологом
тундры пространство немое.
Наши стены снегами
ветра бинтовали зимою.
Целый мир был нам домом,
манящим неведомой далью.
Шестерых нас кормила
скупая земля Заполярья.
На болотных местах,
золотясь,
вызревала морошка,
И гуляли в озерах сиги
и сигали за мошкой.
Собирались на ламбинах гуси
в отлетные стаи...
Неизвестно на чем,
но с годами и мы вырастали,
Выбирали судьбу,
как ружейный приклад, по размеру.
Кто учителем стал,
кто строителем,
кто инженером


 * * *
Как же разнятся слова:
ДА
и НЕТ!
ДА - зеленая трава,
Солнца ясный свет.
 
ДА - костер, стреляя в ночь,
Грусти топит лед.
ДА - надежда, что помочь
Кто-нибудь придет.

НЕТ-
осенняя пора.
Серый скрип песка.
Дождь, что льет как из ведра.
Сырость и тоска.

НЕТ - пугающая тьма.
Холод сквозь пальто.
НЕТ - ослепшие дома,
Где не ждет никто...

Но живет сомнений груз.
Давит тяжесть лет.
 Ведь слова находит трус,
Где
ни ДА ни НЕТ.

В тень спешит он, как слизняк,
Чтоб не на виду.
"Ну как сделаю не так?
Лучше подожду..."

 Я сомнения всегда 
Разрешить смогу:
Если другу –
Только ДА.
НЕТ-
врагу.


 ***
Огонь костра сродни
Большому солнцу лета.
Он освещает дни,
Им люди обогреты.
То вспыхнет на ветру,
Как стяг, взметнувшись кверху.
То на полене вдруг
Мигнет пушинкой вербы
И пропадет во мглу,
Оставив горечь дыма
И серую золу
На почве нелюдимой...

А наша жизнь –
 Она
С костром не схожа разве?
Кто в ней горит до дна
 И в будний день, и в праздник, 

Кто говорит: - Пустяк,
В гореньи смысла нету...
Он так накоротке
И проживет, наверно,
Как тлеет в угольке
Глазок пушинкой вербы.
Его задавит мгла,
Задушит горечь дыма.
И на ветру зола
Рассеется незримо  

 РЕКА ПОНОЙ

Протянулась Кольским краем
Далеко-далёко,
Как попутчица людская,
Олмэ-вардэм-ёгкын*.
То бурлит среди утесов,
Как орлиный клёкот,
То замрет в спокойных плёсах
Олмэ-вардэм-ёгкын.
Наклонились над порогом
Пихты, сосны, ёлки.
Правит к морю путь-дорогу
Олмэ-вардэм-ёгкын.
Освещает над деревней,
Будто свет из окон,
Новой жизни след и древней
Олмэ-вардэм-ёгкын.
Чальмны-Варрэ,
Мыс старинный,
Как лесное око,
Смотрит в синюю равнину
Олмэ-вардэм-ёгкын.

Сохранил до нас веками
Мудрости истоки 
Предок, выбивший на камне
 Олмэ-вардэм-ёгкын.

Взять враги ее пытались
Хищные, как волки, - 
Кровью ворогов питалась
Олмэ-вардэм-ёгкын.
Бури эти увлекало
Времени потоком. 
И опять чиста, зеркальна
Олмэ-вардэм-ёгкын.
Пепелища зарастают
Трын-травой жестокой.
Волны к морю катит стаей
Олмэ-вардэм-ёгкын.
Всем дано взлетать и падать,
Петь иль плакать долго. 
Но останется, как память,
Олмэ-вардэм-ёгкын.

* Саамское название реки Поной -  Олмэ-вардэм-ёгкын   -   Река - путеводительница.



ВОЕННЫЙ ПОЧТАЛЬОН
             Матери Клавдии Григорьевне

 Уезжает Клавдия.
 У дома - упряжка. 
 Двести верст по сугробам 
 Протянется след. 
 Тут бывалым мужчинам 
 И то будет тяжко. 
 Ну, а женщине?.. 
 Впрочем, 
 Мужчин-то и нет.

Уезжает Клавдия...
В далеком райцентре
У почтамта людей собралось –
Не пройти.
Письма с фронта
Становятся грузом бесценным.
А придут похоронки?
Их тоже везти...

Уезжает Клавдия,
Как прежде бывало.
За года
В ремесле пообвыкла своем:
Не сбиваться в пургу 
На крутых перевалах
И, волков не боясь,
Спать в обнимку с ружьем.

Уезжает Клавдия.
И надо прощаться.
Беспокойно
Олени рогами стучат.

У крыльца
Трос деток ее суетятся,
И ручонками машут,
И громко кричат.

Мать-старуха корит.
- Тронешь в путь, 
Примечаю,
Хоть бы раз обернулась
Ведь дети твои... 
А Клавдия
Лишь только вздыхает:
Не хочу, 
Чтобы видели 
Слезы мои.

 * * *  
 Не забыть поры военной,
Те печальные года.
Мужики -
Народ оленный -
Все на фронт ушли тогда.

Рассказать бы мне стихами,
Как в сумятице тех дней
Стали девки пастухами,
Заменив собой
Парней...

Тяжелы оленьи тропы.
И когда весна придет?
 По распадкам,
 По сугробам
Стадо медленно бредет.

Аня Юрьева, бывало, 
В чуме вскинется чуть свет:
 "Шерсти много, 
Денег мало, 
Женихов и вовсе нет..."

А в селе, где лишь старухи
Все грустят по сыновьям, 
Умерла от голодухи
Мама Анина - Тадьян.

Всех сироток бабы бедной
Поднимали нелегко.
До зари,
Зари победной
Ох как было далеко!

2 комментария:

  1. Хорошие стихи! Да , было трудное время ! Всем было тяжело!

    ОтветитьУдалить
  2. В одной из наших газет была статья: "Брал чум - уходил на фронт".
    А семьи оленеводов уходили жить к родственникам...

    ОтветитьУдалить

Этот пост ждёт ваших комментариев.
Не знаете, как оставить комментарий?
Тогда эта инструкция для вас!

- Нажмите на стрелку рядом с окошком "Подпись комментария".
- Выберите "Имя/URL".
- Напишите своё имя, строчку URL можно оставить пустой.
- Нажмите "Продолжить" и комментируйте.

Заранее спасибо!

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...