Краеведение - солнечный зайчик души. Идея протеста не вызывает? Тогда Вы - наш человек. Заглядывайте на огонёк. Всегда вам рады. Краевед-краеведу - друг, товарищ и брат.

понедельник, 8 августа 2011 г.

История войны в судьбе моей семьи. Санинструктор Мария на Улице смерти.

 Моя бабушка, Мария Крутикова, в годы войны была санинструктором роты автоматчиков 3-го Украинского фронта, прошла от Украины до Австрии.


Её уже нет.  Но в наследство мне остались ее медали и ордена. А еще маленькая толстая тетрадка, в которую она записывала воспоминания о своей молодости. Уже в почтенном возрасте «путешествовала во времени», оживляла в памяти свое детство, войну, годы послевоенной жизни в Мурманске… Она интриговала нас с мамой этой заветной тетрадкой, любила приговаривать: «Я вот пишу мемуары, но вы их прочитаете не сейчас… а только когда меня не будет».   Свой «дневничок» она так искусно прятала, что найти его было просто невозможно.

Когда бабушки не стало, мы все-таки нашли эту тетрадку. Недавно я еще раз перечитала ее «мемуары» и выбрала самые интересные, на мой взгляд, эпизоды.

***
"Я родилась в 1921 году в Ленинграде, в рабочей семье из семи человек. Наш адрес: Александровская ферма, д. 62, кв. 1. Жили мы бедно, маме всегда не хватало денег на пропитание, и ей всегда приходилось занимать до получки отца.

У меня были два старших брата - Федор и Василий - и две сестры: старшая - Анна, младшая - Нина. Помню, старший брат Вася был очень добрый, давал нам с Ниной деньги. Я свои копила, а потом ездила в центр на Невский проспект и тратила на сладости.

Когда я окончила 9 классов, пошла работать на завод чертежницей - копировщицей. Те довоенные годы я помню смутно. Помню, что мы с подругами вчетвером ходили всегда группой, гуляли все вместе или ходили на танцы в Дом культуры, а дома учились танцевать под патефон.

Началась финская война. Я ходила от завода к раненым в госпиталь, помогала там".

***
"Война... Брат Василий ушел добровольцем на фронт (Федор умер еще до войны). Многие стали уезжать из Ленинграда. Эвакуировали и наш завод - в Уфу. Мы с девчонками ехали неизвестно куда и на сколько, оставив своих родных. Были разговоры, что эвакуация ненадолго: только отгоним немцев - и вернемся назад.

Разгрузили нас где-то под Уфой, поселили в бараки. Нам дали комнату на 4 человека с деревянными топчанами. Здесь мы стали жить и работать.
В Уфе войны не чувствовалось, здесь не бомбили. Все новости мы узнавали по радио. Узнавали, как наши сдают один город за другим.
В один прекрасный день пришли с работы и обнаружили, что нас обокрали. Все, что было, унесли, остались только голые топчаны. Мы стали бояться ночевать в этой комнате и разошлись кто куда. Я в это время познакомилась с раздатчицей из столовой. Она предложила мне пойти на курсы медсестер, а потом - на фронт. Чтобы не превратиться в бродяжку и не скитаться неизвестно где, я пошла на эти курсы".

***
 "И вот я медсестра. После тренировки и подготовки нас расформировали по госпиталям. Нас пока не отправляли на фронт, а тренировали в тылу. Например, привозили в какую-нибудь местность и приказывали срочно приготовиться к приему раненых.

И вот однажды наш госпиталь погрузили на машины , а с нами - все медицинские препараты для госпиталя в огромных тюках. Нас повезли на фронт. Везли ночью. Когда началась бомбежка, машина перевернулась, и мы вылетели из нее вместе с вещами.  Одну девочку в машине задавило вещами, а мы с моей подругой Зоей остались живы, только временно оглохли и потеряли память.  Вот такое у меня было первое "боевое крещение".

Я лечилась потом в госпитале для легкораненых (оказалось, что у меня повреждена шея), там же помогала".

***
"На фронт я попала в марте 1943 года.  Сначала работала в госпитале в тылу, потом в медсанбате. А потом попала на передовую.

Я получила назначение в 236 стрелковую дивизию, в 814 стрелковый полк, 3-й Украинский фронт. Из санитарной роты меня отправили прямиком в полк, где командиром был подполковник Алексеенко. Оказывается, когда полк идет в атаку, я должна находиться сзади, идти за атакующими частями и помогать раненым.

Когда я пришла в полк, начался артобстрел. Это было так страшно! А потом полк пошел в атаку.  Первый бой.  Я держалась поближе к командиру, шла за ним, по пути помогала раненым. Это было ужасно: сверху бомбят, рядом стреляют, кругом раненые. На моих глазах умирали люди, а я ничем не могла им помочь!  Это было взятие Кривого Рога в феврале 1944 года".

***
"Наступил день 8 Марта. Для нас, женщин, устроили праздник. Но не успели мы расположиться за столом с угощением, как начался обстрел. Мы поняли, что нас окружают. Большая часть кинулась к реке. Алексеенко скомандовал: "За мной!", и мы бросились за ним в другую сторону - спрятались недалеко от дороги и стали ждать. По дороге, совсем близко от нас, шли немцы, ехали их повозки с грузами. Только ночью мы начали тихонько выбираться к своим. Я тогда не понимала всего ужаса положения, в котором мы оказались. К утру мы вышли к своим".

***
"Мы перешли границу и вошли в Румынию. Города стояли пустые, люди на улицах - хмурые и недовольные.

В Болгарии нас встречали приветливо и ласково.

В Венгрии к нам отнеслись недоброжелательно и агрессивно, случалось, что местные жители даже стреляли нам в спины.

В Венгрии наше наступление приостановилось. Нас часто начали бомбить. Мы не могли понять, почему это происходит. И заметили большую белую собаку, которая часто прибегала к нам, а потом исчезала и снова появлялась. Как только она прибегала к нам, немцы начинали стрелять. Потом особисты обнаружили на шее собаки передатчик".

***
"В октябре 1944 года шли бои в Белграде, в Югославии. Помню, там была Улица смерти, как ее называли. Ее сильно обстреливали немецкие снайперы. На этой улице находились раненые, которым нужна была помощь.

Наш полк уже пошел вперед, а я задержалась. И тогда какой-то командир увидел меня и попросил помочь раненому, оказавшемуся на Улице смерти. Он не мог мне приказать, а просто попросил. И я согласилась. Передо мной пробраться к раненому пытались три человека, но никто не вернулся.

Я побежала.  Пробегу чуть-чуть, присяду за укрытие и пошепчу: "Царица небесная, пожалей меня и помилуй!" (эти слова часто повторяла моя верующая мама). А потом снова бежала. Так добралась до раненого, оказала ему помощь и вытащила его".

***
"Помню, я сидела в здании посольства в Югославии, которое мы захватили, и печатала маме письмо на печатной машинке. Прибежали знакомые девчонки и позвали с собой. Они нашли полуразграбленный магазин женской одежды и предложили пойти вместе что-нибудь себе взять. Я не могла бросить свое письмо и отказалась.

Девчонки побежали сами, без меня. ... Началась бомбежка. Одна из бомб попала в этот магазин, куда убежали девчонки".

***
"Последний наш бой был в Австрии. Здесь я получила письма от своих родных и узнала, что папа умер в Ленинграде от голода, а мама и Нина эвакуированы в Удмуртию. Из Австрии я послала им посылку и свою фотографию в военной форме.

Скоро война закончилась. Нас посадили на машины и отвезли к границе СССР. Оттуда шли эшелоны в разные стороны. Я возвращалась домой - в Ленинград..."


В Ленинграде Марусе жить было негде: дома на  улице Александровская ферма уже не было – то ли разбомбили, то ли разобрали в блокаду на дрова. Поселилась она у своей школьной подруги Нины Воробьевой. И   вместе они решили поступать в сельскохозяйственный техникум на гидротехническое отделение.

Можно было бы поступить в медицинский институт – без экзаменов, но тогда пришлось бы признаться, что воевала на фронте. А на бывших фронтовичек смотрели тогда косо, даже прозвище им придумали презрительное – ППЖ, походно-полевая жена.

Со второго курса началась практика на заводе. В бабушкиной группе учились парни и только две девушки: она с Ниной. Держались всегда вместе.  
Вспоминали потом: однажды группа пришла на практику на завод. Ребята как положено - в  спецовках, а  они - в беретиках «фик-фок на один бок», модных платьишках,  в туфельках на каблучках – и «под ручку». Мастер, объяснявший устройство хитрого замасленного агрегата,    растерялся,  увидев  странно одетую  парочку: «А  вы, барышни, как сюда попали?» 

Закадычные подружки в студенческие годы  называли друг друга  Нэточка и Мэри.  Дружили всю жизнь

По распределению  Марию направили   работать в Сельэлектро – строить малые ГЭС в Мурманской области. Часто приходилось ездить в командировки – на съемку местности, чтобы составить проект строительства. 

В одной из таких поездок Маруся повстречалась в лесу с медведицей. И застыла на месте от страха. Хорошо, что вдалеке подал голос медвежонок - заботливая мамаша-медведица поспешила к нему…

После свадьбы бабушка оставила гидротехническую службу и стала работать администратором в гостинице «Север».

Дед повез ее в свадебное путешествие, а заодно и «на смотрины» – на Щербинку (Московская область), где   жили его мама и сестры.

На "смотринах". Бабушка и дедушка - крайние слева

Здесь Маруся познакомилась с Алешей – 10-летним  сыном  мужа от первого брака. Увидев, как  живётся   внуку у бабушки,   предложила  забрать  сына в Мурманск : «Дима, с нами ему будет лучше!». Так они и вернулись  из «свадебного путешествия»   втроем.  

Возвращение домой. Уже втроём 

Бабушка не делала разницы между Алешей и своей дочерью Ирой,   говорила всегда , что у нее двое детей. 

Брат и сестра - Лёша и Ира 

Уехав в Ленинград учиться,  Алексей прислал письмо, в котором спрашивал: «Тётя Маша,  можно, я буду называть Вас мамой?». Бабушка хранила   это  письмо в  шкатулке с фронтовыми наградами.  Именно к нему, к дяде Леше, мы ездили в Ростовскую область «на дачу» с бабушкой и дедом. Помню, он   всегда называл  бабушку  уважительно – «Ма».Бабушка ушла на пенсию, когда родилась я, первая внучка. А вторую внучку назвали в её честь - Мария.  … Она была любимой и любящей женой, мамой и бабушкой.  Никогда не обращала внимания на бытовые «мелочи жизни», как бы сейчас сказали, «не заморачивалась».  Когда неприятности «окружали со всех сторон», махала на все рукой и произносила излюбленную свою фразу: «А, наплевать!»  Посмеивалась над своей младшей сестрой, фанаткой чистоты и стерильности, называя её в шутку: «Нина с тряпочкой». Львица по гороскопу, очень любила быть в центре внимания, всегда у нее было много знакомых «по работе», «по соседству», «по месту отдыха». Она вела обширную переписку с друзьями и многочисленными родственниками, а на Новый год и 8 Марта покупала десятки открыток, чтобы всем разослать и никого не обидеть.За словом в карман не лезла и говорила прямо в глаза  всё, что думала. Была она по обычным  меркам какая-то неправильная бабушка. Учила нас с сестрой азартным играм: «забивать козла» в домино, играть в «подкидного дурака», в лото – на деньги (по три и по одной копеечке); читала мне вслух практически мистику и ужастики Гоголя - «Майскую ночь, или Утопленницу» (мне было 6 лет!!!). В детстве мы вместе тайком ходили в кинотеатры на приключенческие фильмы (а маме об этом не говорили, это был наш общий секрет!), летом любили гулять по лесу и плести венки из одуванчиков…

Когда я уже училась в институте, она вдруг озаботилась  моей личной жизнью   и всерьез  спрашивала: а умею ли я подмигивать? На мой наивный вопрос «А зачем?»   настоятельно  советовала при случае не теряться, помогать своей судьбе: если молодой человек понравился, но  робеет подойти-познакомиться,   надо ему    подмигнуть!   Делилась секретами флирта  середины  прошлого века.
С мамой, бабушкой и... Мурзиком 

Бабушки не стало в 2008 году. 
Последние месяцы   она уже не вставала. Мама оставила работу, чтобы быть рядом. Я работала. В феврале 2008 закончился наш полугодовалый марафон с  творческим  конкурсом   к 100-летию Николая Блинова. Прошли юбилейные торжества.  "На честном слове и на одном крыле" готовилась я к участию в городском конкурсе профессионального мастерства. Помню,   очень не хотелось участвовать.  Но администрация поставила вопрос ребром –  отказаться было  невозможно. 

 Вместе с Шефом    после работы неделя за неделей   писали   наш первый проект  к конкурсу. Было очень  тяжело на душе, не было  ни сил, ни настроения.   В  один ужасный день  я  довела Шефа до белого каления. Думаю,  она готова была меня придушить. Но  пожалела ценного кадра. И вспомнила  деда и  бабушку : «На  войне   что,  легче было, внучонок победителей?»  И   читала   Веронику Тушнову:   
  
… у каждого человека
бывает своя война.
С болезнью, с душевной болью,
с наотмашь бьющей судьбою,
с предавшей его любовью
вступает он в смертный бой.
Беды как танки ломятся,
обиды рубят сплеча,
идут в атаки бессонницы,
ночи его топча.
Золой глаза запорошены,
не видит он ничего,
а люди: "Ну, что хорошего?"-
спрашивают его...

Первое место в городском конкурсе.  Вообще-то мы   мечтали попасть  в первую тройку...   Председатель жюри - представитель Комитета культуры - осталась  недовольна  и  выговаривала Шефу: " Почему у Марины  глаза не блестели? Так  не выиграть  областной конкурс".  Шеф   ответила, что  в  моей   ситуации    согласиться    на участие в конкурсе - уже подвиг.  И у кого бы  глаза блестели... 

А потом  был  следующий  конкурс.   Областной.    Администрация настояла на   новом проекте. Писали,  напоминая друг другу: "Мы - Драконы!"

В  марте 2008 года  мы прощались в бабушкой. 

А в  апреле была победа на  областном конкурсе «Библиотекарь года-2008».  Как  страшно  выступать первой!   Из 12 конкурсанток   именно   мне достался первый номер при жеребьевке...
  

 Как всё в нашей жизни   перемешано:  радости и горести, улыбки и  слёзы.   И ещё...   Я знаю, что у  каждого из нас  есть  не только своя война.  Обязательно – своя Победа!

…Безрадостных дней круженье,
предгрозовая тишина.
На осадное положенье
душа переведена.
Только б в сотый раз умирая,
задыхаясь в блокадном кольце,
не забыть-
Девятое мая
бывает где-то в конце.

17 комментариев:

  1. Захватывающий пост. А бабушка Ваша "в рубашке родилась." По доброму завидую, что у Вас остались такие ценные воспоминания.

    ОтветитьУдалить
  2. Спасибо за такие теплые слова. Я очень рада, что у нас в семье сохранилась тетрадка с бабушкиными воспоминаниями. Многого она при жизни нам не рассказывала. Особенно не любила говорить про войну. Сколько бы ее не приглашали выступить в школе перед ребятами, никогда не соглашалась.
    На фронте ей повезло: почти три года на переднем крае - без единого ранения. Да и в послевоенной жизни тоже. Удивительная у меня была бабушка.

    ОтветитьУдалить
  3. Да, интересная история...
    Бабушка ваша просто замечательный человек... Да, победы и поражения, радость и горе, счастье и беды идут рядом... Такова жизнь...

    ОтветитьУдалить
  4. Да, в жизни все удивительно перемешано: и радость, и слезы.
    Бабушка прожила удивительную жизнь. Это вообще было особое поколение: пережить войну, начать все с нуля на новом месте... По сравнению с военными испытаниями все послевоенные, мирные проблемы казались им тогда "мелочами".

    ОтветитьУдалить
  5. Даже не верится, что уже 3 года прошло, как не стало Марии Николаевны. А здорово, что внучонок похож на героических предков!

    Борис Васильев, прошедший всю войну, писал: понял, что люди делятся на тех, на кого можно положиться и на тех, на кого положиться нельзя...

    Детство под крылом военного поколения, наверное, не прошло даром. Марина из тех, на кого всегда можно положиться. И с кем пойду в разведку:)

    ОтветитьУдалить
  6. Удивительно, мы не знакомы, а наши деды воевали плечом к плечу! Мой дед Игнатов Михаил Николаевич был зам. командира по полит. части 814 стр.полка, 236 стр. дивизии (данные на 7,07,1944). Ему присвоили звание подполковника... На этом наши познания о его судьбе обрываются. Нет ли случайно упоминания о нем в Мемуарах вашей бабушки? С уважением, Галина

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Какое удивительное совпадение!
      Галина, к сожалению, о Вашем дедушке в воспоминаниях моей бабушки нет упоминаний. Она вообще назвала очень мало имен: только имя командира и еще две-три фамилии. Вероятно, спустя много лет вспомнить их уже было непросто.Но при этом уверенно называет даты основных боев за взятие Кривого Рога, Белграда, Будапешта.
      Еще нашла одну интересную строчку, бабушка пишет: "Политрук полка был очень хороший, деловой человек". Может быть,это Ваш дедушка?
      Если бы не этот дневник, я бы тоже почти ничего не знала о военной биографии бабушки. Не любила она говорить о войне.

      Удалить
    2. Мой папа 1920 г. рожд. прошел всю войну с первого до последнего дня на самой передовой. С лета 1942 года--- военфельдшер стрелкового батальона 814 стрелкового полка 236 дивизии. (ком. Дивизии Фесин)
      Спросила его вчера о вашем дедушке. Не помнит. Говорит, что слишком много лет прошло...Хотя недавно папа написал и опубликовал книгу воспоминаний.
      Сожалеет, что не начал писать воспоминания много лет назад. Очень многое забыл. Тираж книги крошечный.

      Удалить
  7. А Щербина Константин Пименович там не упоминался? Он тоже воевал в 814 стр. полку 236 стр. дивизии.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Нет, к сожалению, этого имени я в воспоминаниях бабушки не нашла.

      Удалить
  8. Здравствуйте! Прошу прощения за беспокойство, но меня сильно заинтересовала Ваша статья. Мой дед предположительно служил в феврале 1944 г. В его последнем письме нечетко прописан адрес п/п. Или 67676 или 69676. В документах ОБД мемориал указан 67676. Но часть, имеющая такой адрес находилась в то время на Ленинградском фронте. А дед писал о населенных пунктах Днепропетровской и Николаевской обл.. А это уже 3 Украинский фронт. Поиск по п/п привел меня к 814 сп 236 сд 46 армии. Но у 236 сд другой п/п. А ппс привязывалась к дивизии, а не к полку. Поэтому у меня к Вам вопрос. Если сохранилось письмо и конверт (штемпель) от марта 1944 г. (это эпизод об окружении в день 8 марта 1944 г.), то посмотрите обратный адрес, т. е. п/п 814 сп 236 сд, и сообщите мне. Если будет возможность, то уточните и п/п 236 сд.
    Заранее благодарен, Алексей Владимирович.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Алексей Владимирович, к сожалению, у нас в семье не сохранилось ни одного военного письма нашей бабушки. Чемодан с вещами и письмами был украден, когда она возвращалась с фронта домой. Сохранилась только одна-единственная фотография.
      Поэтому, к сожалению, адрес полевой почты мне неизвестен.

      Удалить
  9. Благодарю. Это тоже результат. А. В.

    ОтветитьУдалить
  10. Ну вот, про бабушку тоже нашла :))) Чудесная бабушка! И ей тоже - низкий поклон!
    Марина, замечательные у тебя родственники :)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, бабушка и дедушка у меня совершенно замечательные. Самое удивительное - были такие скромные. Их много раз приглашали выступать в школе перед учениками, а они отказывались, говорили, что "ничего особенного, рассказывать особо нечего".
      Если бы не бабушкин дневник, очень многое я бы так и не узнала.

      Удалить
    2. Кстати! Щербинка - у меня тут, рядом :). Автобусы теперь вот туда ходят. Раньше - пара остановок на электричке была от меня. А теперь это нововведённый округ Москвы. Год назад мы ездили в две тамошние библиотеки, проводили там семинар... Я не была там 20 лет, и ничего уже не смогла узнать. Твои бабушка с дедушкой, наверное, ахнули бы, если бы побывали там...

      Удалить
    3. Надо же! А я была на Щербинке раза три давным-давно, с бабушкой и дедушкой. Сам город помню плохо, помню только, что ехали на электричке от Каланчевки (вроде бы) - долго-долго... :)

      Удалить

Этот пост ждёт ваших комментариев.
Не знаете, как оставить комментарий?
Тогда эта инструкция для вас!

- Нажмите на стрелку рядом с окошком "Подпись комментария".
- Выберите "Имя/URL".
- Напишите своё имя, строчку URL можно оставить пустой.
- Нажмите "Продолжить" и комментируйте.

Заранее спасибо!

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...