Краеведение - солнечный зайчик души. Идея протеста не вызывает? Тогда Вы - наш человек. Заглядывайте на огонёк. Всегда вам рады. Краевед-краеведу - друг, товарищ и брат.

воскресенье, 28 августа 2011 г.

Может, нам с тобой вместе по морям-океанам плавать


В одном из интервью Александру Серапионовну просили:
-Для тех, кто не читал Вашей книги, расскажите немного о том, почему вы избрали неженскую профессию?


— Я не мечтала быть судовым механиком. Хотела стать ветеринаром, но мне было 16 лет, а принимали с 17-ти, в Индустриальный техникум принимали только детей рабочих и крестьян, а я была дочкой кустаря-портного. Уже отчаявшись куда-то поступить, должна была ехать домой и становиться портнихой. Меня же эта работа не привлекала. Случайно увидела вывеску — "Морской техникум". Рискнула. В группе было 22 человека, девушка (это  я) — одна».


Непростой была жизнь курсанта Александры Хрусталевой в первые годы учебы в Архангельской мореходке. В этом она признается в повести «Здесь мой причал»:
«Общежитие техникума помещалось в двухэтажном доме. В нижнем этаже – кухня и столовая. Питание более чем скромное. Утром сладкий чай, серый хлеб, иногда кусок селедки. Обед после уроков: на первое суп из селедки с крупой или уха из тресковых голов, на второе каша. Самым лакомым для меня блюдом были макароны. На ужин сладкий чай, серый хлеб, остатки обеденной каши.


У меня с деньгами было очень плохо. Стипендию выдавали только детям рабочих и крестьян, мне не полагалось. Профком ежемесячно выплачивал очень маленькое пособие, его не хватало для уплаты за стол в общежитии. Родители денег не высылали. Жилось трудно. Протерлись на пятках чулки, их приходилось спускать ниже, подворачивая носки».
Но именно в мореходке Шура Хрусталева поняла, что стоит за простыми словами «морское братство»:


«Некоторым иногородним ребятам тоже жилось несладко, и мы сговорились ездить на другой берег Двины подрабатывать. Мы выгружали вагоны и грузили мешки на речные пароходы. Меня к погрузке парни не допускали. Была за подсобника: получала мешки, зашивала прохудившиеся, раскладывала завтрак, бегала за водой.


Однажды я удивилась, что с нами поехал Кочетков: зачем ему, он же в достатке живет? Утром он получил зарплату за всю бригаду, рассчитался с иногородними, подошел ко мне, протянул деньги:
-Это тебе, Шура.
-Почему так много?- удивилась я.
- А это твоя получка и наших ребят. Лешка Камкин, Пашка Антонов, Коля Смолин, Женька Назаров и я помочь тебе решили. Мы-то получше живем, не нуждаемся…
Вот уж чего не ожидала. Смутилась страшно. Растрогалась чуть не до слез.
- Бери, бери!- хором поддержали Кочеткова парни.- Может, нам с тобой вместе по морям-океанам плавать, под одной палубой.
Кажется, с этого дня я поняла, что не чужая в мореходке».


Мурманский поэт Виктор Тимофеев рассказывал о том, что в музее старейшего в России Архангельского мореходного училища в галерее лучших выпускников видел большой портрет Александры Серапионовны Хрусталевой .




В книге «Старейшее мореходное» ее судьбе посвящено несколько страниц .
«В силу бытовавших предрассудков женщина не имела доступа к морским профессиям, и необычно было видеть женщину на капитанском мостике, а тем более у топки котла.
В Архангельском морском техникуме в 30-е годы училось 37 девушек. Конечно, далеко не все закончили техникум. Но наиболее упорные, настойчивые добивались своей цели.
Трудную профессию избрала себе Шура Хрусталева – специальность судового механика. Хрусталева окончила морской техникум в 1931 году. Это была первая выпускница - девушка на судомеханическим отделении.


 В 1932 году Александра Хрусталева обменяла свидетельство об окончании техникума на диплом судового механика 3-го разряда. Александра Серапионовна – первая и единственная на Севере женщина, плававшая дипломированным механиком».
В 30-е годы, оказывается, можно было успешно окончить морской техникум и … не получить диплома, а только свидетельство механика. Диплом получали только те выпускники мореходки, кто сумел «выплавать ценз», установленный для данной специальности – один год работы в море.
Александра Серапионовна рассказывала, что дружила в мореходке с Лесей Шестаковой и Марусей Пашко, они учились на судомеханическом отделении на курс позже ее. В 1932 году, вдохновленные ее примером, они тоже приехали в Мурманск и пошли в море. Но после первого же рейса обе перешли работать на берег. А «выплавать» рабочий диплом из девушек, решивших связать свою судьбу с морем, смогла только Александра Хрусталева - единственная в стране женщина – дипломированный судовой механик.                                                          

 В сентябре 2010 года в Архангельске мне удалось встретиться с одним из авторов той самой книги «Старейшее мореходное», почетным гражданином города Архангельска – Геннадием Павловичем Поповым. Он создатель и главный хранитель музея истории Архангельского мореходного училища имени В.И.Воронина. Геннадий Павлович провел интересную экскурсию по музею. В музейной экспозиции материалы, посвященные А.С.Хрусталевой, - в разделе «В морском техникуме – девушки!». Знакомую фотографию Александры Хрусталевой в морской форме я с увидела в Галерее «Ими гордится училище».



Комментариев нет:

Отправить комментарий

Этот пост ждёт ваших комментариев.
Не знаете, как оставить комментарий?
Тогда эта инструкция для вас!

- Нажмите на стрелку рядом с окошком "Подпись комментария".
- Выберите "Имя/URL".
- Напишите своё имя, строчку URL можно оставить пустой.
- Нажмите "Продолжить" и комментируйте.

Заранее спасибо!

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...