Краеведение - солнечный зайчик души. Идея протеста не вызывает? Тогда Вы - наш человек. Заглядывайте на огонёк. Всегда вам рады. Краевед-краеведу - друг, товарищ и брат.

воскресенье, 28 августа 2011 г.

Человек, сделавший себя сам


Когда в апреле 1912 года в Великом Устюге в семье купца Серапиона Николаевича Хрусталева родилась дочь Александра, никто и  не предполагал, что ей суждено стать легендой Мурманска – «женщиной из морского братства».   
 
 Первая книга Александры Хрусталевой «Здесь мой причал» вышла в 1988 году, когда ее автору исполнилось 76 лет. «В каждой жизни найдется такое, о чем и рассказать можно, и послушать интересно», - написала она, обращаясь к читателям. Единственной в Союзе женщине – судовому механику было что рассказать о времени и о себе. 


Александра Серапионовна прожила 92 года,  написала 5 книг,   в жанре документально-художественной прозы.  На первых страницах повести «Здесь мой причал» она вспоминает родной город, Великий Устюг, и рассказывает об отце, Серапионе Николаевиче Хрусталеве. Они главные герои ее рассказов «Былые тени», «Картинка из журнала «Нива», «В начале двадцатого века», «Крестная», «Клад».

Серапион Хрусталев не был коренным жителем Великого Устюга. И звание купца перешло к нему не по наследству. Сейчас о таком человеке сказали бы: «Сделавший себя сам».

Он родился в деревне Быково Кадниковского района Вологод­ской губернии и  в семье мельника Николая Гаврилова был старшим сыном. Сохранилась легенда, что Серапион увидел в журнале «Нива» фотографию, которая поразила деревенского парнишку: "…около большого, краси­вого дома стоит рысак, рядом с ним мужчина с боро­дой и усами в шляпе облокотился на тросточку и смот­рит на большую вывеску: «Лавка купца Алмазова».  Тогда родилась у мальчика мечта: стать таким же важным господином и завести свой магазин.

Серапион учился ремеслу у местного портного, потом поехал продолжать учебу в Петербург. Через несколько лет работы получил свидетельство «Мастер мужской верхней одежды», заверенное нотариусом.  Тогда же Серапион сменил фамилию «Гаврилов» на «Хрусталев» для красоты и значительности.

В семейном альбоме Хрусталевых сохранилась фотография, на которой мы видим, каким Серапион вернулся к родную деревню: молодой человек в драповом пальто, шляпе и с тростью. Мечта стала ближе: внешне он стал точь-в-точь купец Алмазов с картинки из журнала «Нива». 

Родители предлагали Серапиону жениться на богатой невесте с приданым, а он выбрал в жены  Клавдию Разумову. Свой выбор объяснил так: только портниха станет его женой и помощницей в городе, когда начнет собственное дело. Клаша была лучшей портнихой в деревне.

После свадьбы молодые уехали в Вологду, где начали свое дело. Было у них две машинки «Зин­гер» и немного денег. Сначала работали на хозяина,  на первые заработанные деньги купили утюг. С него началась будущая мастерская Серапиона Хрусталева. Молодой портной брал дешевле, чем известные мастера, а шил не хуже и постепенно стал популярен среди заказчиков.

Дела в мастерской шли хорошо, она приносила неплохой доход. Серапион Николаевич решил перебраться в Великий Устюг, узнав, что в городе нет большого магазина готового платья, а есть маленькие мастерские, где шьют наряды устюжские мод­ницы.

Поначалу семья жила в доме Глушкова, а потом переехали в собственный дом напротив кондитерской Шимараева. В рассказе А.С. Хрусталевой «В начале двадцатого века» есть описание дома:
«Дом стоял в центре города, был обнесен высоким забором, вдоль которого росли ря­бина и тополь. Магазинные стекла, большие в рост человека, сна­ружи, снизу защищали железные поручни. Со двора, на второй этаж дома шла большая лес­тница в сени, откуда вела дверь в квартиру се­мьи. Семья у нас была большая: родители, бабушка со стороны матери и четверо детей - два брата и две сестры».

Удача сопутствовала Серапиону Хрусталеву. Он приобрел оборудование для мастерской, в которой работали мастер и несколько девушек-учениц. Позже в мастерской появилась модистка-шляпница. Начали изготавливать дамские шляпы, чтобы продавать их в магазине. Модные шляпы к сезону хорошо покупались.

Чтобы привлечь посетителей и покупателей, Серапион Николаевич разместил свои рекламные объявления в «Ежегоднике Вологодской губернии» за 1912 и 1914 годы  Я видела эти ежегодники в краеведческом отделе Вологодской областной научной библиотеки имени И.Бабушкина. В 2009 году их показала мне главный библиограф Наталья Валентиновна Швецова.

Из рекламы 1912 года  узнаем, что магазин готового платья С.Н. Хрусталева располагался в Великом Устюге, на улице Преображенской, в доме Глушкова.  Предлагал покупателям «мужское, дамское, детское платье всех сезонов», «большой выбор муфт, горжеток, боа и мехового товара». Рекламировались также «морские накидки и плащи резиновые и виксатиновые», пояснялось, что это вещи из вулканизировано-прорезиненной склеенной материи. Вероятно, это были новинки сезона.

В рекламе 1914 года указан новый адрес магазина – собственный дом, рядом с кондитерской Шимараева. Дела шли хорошо, торговля приносила доход, позволивший Серапиону Николаевичу приобрести собственный дом. В 1914 году магазин расширил ассортимент товаров и назывался уже «магазином готового платья и шляп». Он предлагал покупателям «мужское пальто, шляпы, дамские саки всех сезонов, детские костюмы, муфты, верхние наряды, накидки и горжетки». 

В первом выпуске краеведческого альманаха «Великий Устюг»  под рубрикой «Историческая панорама» опубликована статья Галины Николаевны Чебыкиной «Великий Устюг во второй половине 19 – начале 20 века». Приводятся сведения о популярности магазина купца Хрусталёва в городе и о стиле работы Серапиона Николаевича с покупателями: «Устюжские дамы любили посещать магазин готового платья С. Н. Хрусталева. Нередко владелец магазина сам встречал покупателей, изысканно кланялся дамам, предлагал новые товары, помогал выбрать нужную вещь». Настойчивость и трудолюбие помогли достичь цели, мечта жизни сбылась: Серапион Николаевич получил звание купца II гильдии.

Купец Хрусталев был не чужд новому. В  нашем музее  находится кувшин для воды, принадлежащий его семье. Даже сейчас кувшин кажется необычным. Удивлял он гостей дома Хрусталевых: при наклоне кувшина часть крышки поднималась и опускалась сама.

 Во время первой мировой войны Серапион Хрусталев был призван в армию. Недолго служил интендантом. Сохранились два снимка,  сделанные в «Фотографии Куракина» в Костроме. На обороте каждой из них автограф. Рукой Серапиона Николаевича на одной из фотографий написано «На добрую память дорогому и милому моему семейству от любящего вас мужа, сына и отца Серапиона Н. Хрусталева. 5 ноября 1916 года».

 В Великом Устюге Серапион Хрусталев испытал свой звездный час, и здесь же в 1917 году случилась самая большая трагедия в его жизни. Об этом – рассказ Александры Хрусталевой «Былые тени»:
«Я помню, когда произошла революция. На улицах в городе толпы возбужденных людей с красными фла­гами, поют, кричат, машут руками, небо - огненно-красное, где-то пожар, всюду видно зарево. Родители чего-то боятся, нервничают, в воздухе чувствуется страх.
…после революции все перевернулось в доме, мастеровые уволились, ушла прислуга с горнич­ной. С едой стало плохо, жизнь стала труд­ной и неустроенной.
Советская власть у отца отобрала все, добытое упор­ным, долгим трудом, и назвала эксплуататором. Из хозяина превратился в кварти­ранта в собственном доме. Он пошел работать в Воензак - закройщиком, там шили военное обмундирова­ние для Красной Армии". 


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Этот пост ждёт ваших комментариев.
Не знаете, как оставить комментарий?
Тогда эта инструкция для вас!

- Нажмите на стрелку рядом с окошком "Подпись комментария".
- Выберите "Имя/URL".
- Напишите своё имя, строчку URL можно оставить пустой.
- Нажмите "Продолжить" и комментируйте.

Заранее спасибо!

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...