Краеведение - солнечный зайчик души. Идея протеста не вызывает? Тогда Вы - наш человек. Заглядывайте на огонёк. Всегда вам рады. Краевед-краеведу - друг, товарищ и брат.

понедельник, 6 октября 2014 г.

"Хочу остаться на земле...". Поэзия Октябрины Вороновой

Источник фото
6 октября исполняется 80 лет со дня рождения Октябрины Владимировны Вороновой, известной саамской поэтессы. Она автор десяти поэтических сборников (в переводах Владимира Александровича Смирнова): «Ялла» (1989, 1993, 1996), «Снежница» (1986), «Вольная птица» (1987), «Чахкли» (1989), «Тайна Бабьего озера» (1995), «Поле жизни» (1995), «Хочу остаться на земле» (1995), «Чем ты притягиваешь, родина» (1999).  Писала на саамском языке.



"Целый мир был был нам домом"


Когда 6 октября 1934 года в семье Владимира и Клавдии Матрёхиных в саамской деревне Чальмны-Варрэ родилась дочка, долго думали и гадали отец с матерью, как её назвать. В то время на Севере пошла мода называть детей не древними именами, а именами новыми, современными. Вот и придумали девочке необычное имя - Октябрина.

Октябрина была старшей в большой семье Матрёхиных (кроме неё в семье было ещё пять детей). Все дети росли как дети: бегали, прыгали, с оленями и собаками играли, а Октябрина росла молчаливой и тихой, но при этом доброй и заботливой. Родители постоянно были заняты, и все заботы о младших братьях и сёстрах легли на её плечи. Она готовила еду, пеленала младшеньких, ходила за водой или по ягоды, вышивала.

Источник фото
Так у нас повелось, что издревле ни бабки, ни мамки
Не готовили нам ни дворцов, ни затейливых замков.
Спали мы на полу - на траве увядающей, рыжей.
Сквозь дырявые шкуры мы видели звездную крышу.

И лежало за пологом тундры пространство немое.
Наши стены снегами ветра бинтовали зимою.
Целый мир был нам домом, манящим неведомой далью.
Шестерых нас кормила скупая земля Заполярья.

Октябрине было шесть лет, когда началась война. В первые недели Великой Отечественной на фронт ушли почти все саамские мужчины. Женщинам пришлось осваивать оленеводство - традиционно мужское занятие. Мама Октябрины развозила письма на оленьей упряжке. Ей посвящено стихотворение "Военный почтальон".

Уезжает Клавдия.
 У дома - упряжка. 
 Двести верст по сугробам 
 Протянется след. 
 Тут бывалым мужчинам 
 И то будет тяжко. 
 Ну, а женщине?.. 
 Впрочем, 
 Мужчин-то и нет.

Уезжает Клавдия... 
В далеком райцентре 
У почтамта людей собралось – 
Не пройти. 
Письма с фронта 
Становятся грузом бесценным. 
А придут похоронки? 
Их тоже везти...

Уезжает Клавдия, 
Как прежде бывало. 
Источник фото
За года
В ремесле пообвыкла своем:
Не сбиваться в пургу 
На крутых перевалах 
И, волков не боясь, 
Спать в обнимку с ружьем.

Уезжает Клавдия. 
И надо прощаться. 
Беспокойно 
Олени рогами стучат.

У крыльца
Трос деток ее суетятся,
И ручонками машут,
И громко кричат.

Мать-старуха корит.
- Тронешь в путь, 
Примечаю,
Хоть бы раз обернулась 
Ведь дети твои... 
А Клавдия
Лишь только вздыхает:
Не хочу, 
Чтобы видели 
Слезы мои.


"Чем ты притягиваешь, родина..."



Источник фото
Закончилась война, и в 1946 году Октябрина приезжает в село Ловозеро, чтобы учиться в школе-интернате. 

В 1951 году после окончания школы она поступает в Ленинградский педагогический институт на литературный факультет. 

Её друзья вспоминали, что Октябрина была готова прийти на помощь каждому, кто в ней нуждался. Она увлекалась гимнастикой и танцами, любила читать, размышляла о дружбе, трусости, равнодушии.

Как же разнятся слова: 
ДА
и НЕТ!
ДА - зеленая трава,
Солнца ясный свет.
  
ДА - костер, стреляя в ночь, 
Грусти топит лед. 
ДА - надежда, что помочь 
Кто-нибудь придет.

НЕТ-
осенняя пора.
Серый скрип песка.
Дождь, что льет как из ведра. 
Сырость и тоска.

НЕТ - пугающая тьма. 
Холод сквозь пальто. 
НЕТ - ослепшие дома, 
Где не ждет никто...

Но живет сомнений груз. 
Давит тяжесть лет.
 Ведь слова находит трус, 
Где
ни ДА ни НЕТ.

В тень спешит он, как слизняк, 
Чтоб не на виду.
"Ну как сделаю не так?
Лучше подожду..."

 Я сомнения всегда 
Разрешить смогу: 
Если другу – 
Только ДА.
НЕТ-
врагу.

У Октябрины было много поклонников и предложений остаться в Ленинграде, но её тянуло на родину.

На все чудесные края, 
Источник фото
Что за лесами, за морями,
Моё родное Заполярье 
Не променяю в жизни я. 
Лишь там прекраснее живётся, 
Где есть отеческий порог. 
Что мне на свете остаётся?

Семь расставаний, семь дорог,
Семь бесконечных дней недели,
Семь дуг, повисших над рекой,
Семь звёзд Медведицы на небе,
Семь гор над северной тайгой.

Всё это память днём и ночью 
Хранит во сне и наяву, 
Пока живу в сторонке отчей, 
Пока живу, пока живу...

Приехав в Ловозеро, она работает в школе учителем русского языка и литературы. Через три года ей пришлось покинуть Заполярье: в Боровичи Новгородской области её вызвал будущий муж - Вячеслав Воронов, с которым она познакомилась в Ленинграде. Через пять лет супруги возвращаются на Север, который Октябрина уже больше не покинет никогда.

Чем ты притягиваешь, родина,
Источник фото
Чем ты влечешь, секрет открой:
Не той ли ровною болотиной?
Не этой ли крутой горой?

Сковало воды гулкой стужею,
Куда ни глянь - белым-бело.
Но этот лед - затем и нужен он,
Чтоб было озеру тепло.

За все заплачено сторицею.
Прочувствуй, сын мой, и скажи:
Не здесь ли Западною Лицею
Легли и наши рубежи?

Куда б ни привели скитания.
Тебе навек принадлежит
Земля под северным сиянием,
Где прах отцов твоих лежит.

Семья Вороновых поселилась в горняцком посёлке Ревда. Октябрина Владимировна стала работать в библиотеке.


"А наша жизнь - она с костром не схожа разве?"



В начале 70-х годов стихи Октябрины Вороновой публикуются в газетах и журналах, а в 1986 году в Мурманском книжном издательстве выходит первый сборник её стихов - "Снежница". На русский язык стихи перевёл мурманский поэт Владимир Смирнов. Во многих из них - раздумья о смысле человеческой жизни.

Огонь костра сродни
Источник фото
Большому солнцу лета. 
Он освещает дни, 
Им люди обогреты. 
То вспыхнет на ветру, 
Как стяг, взметнувшись кверху. 
То на полене вдруг 
Мигнет пушинкой вербы 
И пропадет во мглу, 
Оставив горечь дыма 
И серую золу 
На почве нелюдимой...

А наша жизнь –
 Она
С костром не схожа разве? 
Кто в ней горит до дна
 И в будний день, и в праздник,  

Кто говорит: - Пустяк,
В гореньи смысла нету... 
Он так накоротке 
И проживет, наверно, 
Как тлеет в угольке 
Глазок пушинкой вербы. 
Его задавит мгла, 
Задушит горечь дыма. 
И на ветру зола 
Рассеется незримо.  

В лирике Октябрины Вороновой оживают образы древних легенд её народа. Одну из древних саамских легенд поэтесса рассказала в стихотворении "О пытавшемся летать".

Кто доверчив, послушай.
История эта
Хоть давно приключилась, но ходит по свету.
Было дичи в лесу -
Как листвы по весне,
Было рыбы в реке - словно игл на сосне.

В те далекие дни
Ни бедно, ни богато
В старой ссохшейся куваксе жили два брата,
Как-то раз говорит один:
- Слушай-ка, братка,
Чем питается маленькая куропатка?
Почки, веточки, камешки, трав семена,-
А гляди-ка,
Ведь к небу взлетает она.
Наша пища не скудная -
Мясо оленей,
Рыба красная,
Жир беломорских тюленей.
Силы много у нас, так как много едим.
Почему ж мы тогда
никогда не взлетим?..

Брату это сказав,
Он подумал недолго
И залез на высокую пышную елку,
Руки вскинув, как крылья, он прыгнул -
И вот -
Средь камней распростертое тело его.
На земле рождены.
Как летать мы могли бы
Или плавать в воде, словно резвые рыбы?
Брат, над телом склонившись, подумал:
«Вовек
Сверху вниз не летают,
А - снизу вверх»..

Самая большая в Кольской Лапландии река - река Поной, по саамски - Олмэ-вардэм-ёгкын. Для Октябрины Вороновой это не просто река или водная преграда. Она - "попутчица людская" в горестях и радостях, мудрая советчица и хранительница родовых тайн саамского народа.

Протянулась Кольским краем
Источник фото
Далеко-далёко,
Как попутчица людская,
Олмэ-вардэм-ёгкын.
То бурлит среди утесов, 
Как орлиный клёкот, 
То замрет в спокойных плёсах 
Олмэ-вардэм-ёгкын.
Наклонились над порогом 
Пихты, сосны, ёлки. 
Правит к морю путь-дорогу 
Олмэ-вардэм-ёгкын.
Освещает над деревней, 
Будто свет из окон, 
Новой жизни след и древней 
Олмэ-вардэм-ёгкын.
Чальмны-Варрэ,
Мыс старинный,
Как лесное око, 
Смотрит в синюю равнину
Олмэ-вардэм-ёгкын.

Сохранил до нас веками
Источник фото
Мудрости истоки 
Предок, выбивший на камне
 Олмэ-вардэм-ёгкын.

Взять враги ее пытались
Хищные, как волки, - 
Кровью ворогов питалась
Олмэ-вардэм-ёгкын.
Бури эти увлекало
Времени потоком. 
И опять чиста, зеркальна
Олмэ-вардэм-ёгкын.
Пепелища зарастают
Трын-травой жестокой.
Волны к морю катит стаей
Олмэ-вардэм-ёгкын.
Всем дано взлетать и падать,
Петь иль плакать долго. 
Но останется, как память, 
Олмэ-вардэм-ёгкын.


"Над весенней тундрой гуси кличут..."



В поэтическом мире Вороновой одушевлены и снег, и ветер, и даже камни. 

Одно из её стихотворений называется "В Крыму". Можно подумать, что оно о южной природе. Но так ли это?

Ветерка дыханье резкое. 
Хибины. Источник фото

Склоны скальные круты,
Как отроги Ловозерские
Иль Хибинские хребты.
Солнце щурится по-зимнему.
Листья зелень берегут.

И по морюшку по синему
Волны пенные бегут.
Надышаться б надо досыта
Этим воздухом морским
И увидеть ночью -
звезды-то
Словно сбиты в островки.

И туманы поднимаются,
Гор преображая вид...
А душа чего-то мается
И по родине болит.

Это одно из летних стихотворений Октябрины Вороновой. А есть ещё стихи зимние, весенние, осенние...

Мерзнет улица моя.
Источник фото
Лёд на лужицах крепчает.
Захоложенный ноябрь,
Точно пьяного, качает.
То ползет щенком слепым,
То летит осатанело,

За собою все следы
Заметая пухом белым.
По натуре незлоблив,
Он командует некруто:
И стволы и ветви ив
Шубой снежною укутал.
Под сугробы травы скрыл,
Чтоб не мерзли долгой ночью.
Словно взмах лебяжьих крыл,
Прошумел
над краем отчим.
Чистит грейдер колею,
Но ему ль тягаться с вьюгой?
Греет улицу мою
Разве только
ветер с юга.

А олени стали героями весеннего стихотворения Октябрины Вороновой.

Над весенней тундрой гуси кличут.
Фото А.М. Степаненко

Торф от снега талого намок. 
Маленький олешек робко тычет
Белую мордашку в белый мох.

У него пока и силы мало, 
Он на ножках тоненьких дрожит.
Ласковая бдительная мама
Слабого дитятю сторожит.

Теплым боком от ветров прикроет, 
Шерстку пооближет языком,
Ягель на проталинке отроет
Иль напоит вкусным молоком.

Есть чему дивиться олененку: 
Вешний мир прекрасен и не лют.
На земле ручьи клокочут звонко.
В гулком небе пуночки поют.

Соком наливается брусника 
Солнце свет на тундру щедро  льет. 
Очень скоро мама-олениха
Пополненье в стадо приведет.


"Всё, что было, - всё моё!"



Во всех стихах Октябрины Вороновой звучит сердечность. Она была доброй, заботливой матерью и тётей, воспитала дочь, сына и племянницу (дочку умершей сестры). Одно из стихотворений она посвятила сыну:

Как длинна эта ночь,
Как мрачна эта темень.
Свет окна моего
Как пятно на снегу.

Лечь давно бы пора,
Надо спать в это время.
Только я до кровати
Дойти не могу.

Сын домой не пришел.
Где же он,полуночник?
Ведь во мраке
С бедой повстречаться он мог...

Наконец-то звонок.
Открываю - сыночек!
Он счастливый,
Сияет, как вешний цветок.

И на слезы мои
 У него уверенья:
 - Ты прости, -
(А глаза полыхают огнем).

 - Если кто-то один –
Тихо тянется время,
Очень быстро летит оно –
Если вдвоем...

В 1989 году Октябрину Воронову приняли в Союз писателей, и она по праву стала называться первой саамской поэтессой. В стихах она размышляет о прожитой жизни:

Пятьдесят. 
Источник фото
Уже полвека.
Как подумаю - беда.
Что осталось человеку?-
Было,
было,
было,
Да.

На работе не ленилась, 
Весела и не горда, 
От людей не хоронилась, -
Было,
было,
было,
Да.

В очаге огонь держала,
Чтоб еда была всегда.
Скот пасла, Детей рожала, -
Было,
было,
было,
Да.

Взять ружье и встать на лыжи –
Все могла я без труда.
Ты со мной казался выше, -
Было,
было,
было,
Да.
А из стада возвращаясь,
Лишь ко мне спешил всегда,
Дом наш взглядом освещая...
Было,
было,
было,
Да.

Как дожди, отморосили
И пропали без следа
Наша юность,
Наша сила.
Было,
было,         
было,
Да.

Нет! - рыданье не годится.
Пусть все прошлое - былье.
И под старость мне гордиться:
Всё, что было, -
Всё моё!

Октябрина Владимировна ушла из жизни 16 июня 1990 года. В одном из последних стихотворений она признавалась:


Хочу остаться на земле
Хотя бы искоркой в золе,
Хотя б в скупом рассвете дня,
Чтоб дети помнили меня.

Хочу остаться жить, любя,
 В упрямом сердце у тебя,
В певучих голосах тайги,
 В журчании живой реки.

Хочу остаться без оков
В прохладе легких облаков,
В чуть слышном шелесте травы.
 В дороге, что избрали вы.

Хоть малым лучиком во мгле
 - Хочу
остаться
на земле!

Каждый человек, умирая, остаётся жить в памяти родных и друзей. Октябрина Воронова осталась жить в своих стихах.

2 комментария:

  1. необыкновенная публикация. Спасибо!!!

    ОтветитьУдалить
  2. Спасибо огромное! Очень помогло при подготовке школьного задпния

    ОтветитьУдалить

Этот пост ждёт ваших комментариев.
Не знаете, как оставить комментарий?
Тогда эта инструкция для вас!

- Нажмите на стрелку рядом с окошком "Подпись комментария".
- Выберите "Имя/URL".
- Напишите своё имя, строчку URL можно оставить пустой.
- Нажмите "Продолжить" и комментируйте.

Заранее спасибо!

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...