Краеведение - солнечный зайчик души. Идея протеста не вызывает? Тогда Вы - наш человек. Заглядывайте на огонёк. Всегда вам рады. Краевед-краеведу - друг, товарищ и брат.

воскресенье, 26 марта 2017 г.

Недопетая песня Александра Подстаницкого

Источник фото
Мы были высоки, русоволосы.
Вы в книгах прочитаете, как миф,
О людях, что ушли, не долюбив,
Не докурив последней папиросы.
Николай Майоров



Поэт-мурманчанин Александр Подстаницкий известен как автор всего 18 стихов, собранных в книгу "Недопетая песня". Его стихотворение "Мурманск вечером" стало визитной карточкой нашего города. Александр погиб 28 июня 1942 года в горящем самолёте, ему было всего 20 лет...  


"Лев Николаевич! Я не согласен с Вами"



В биографии Александра Подстаницкого много загадок. Где родился будущий поэт? В Петрограде, в Умбе или в Мурманске? Общепринята версия, что родился он 15 сентября 1921 года в поселке Умба на Терском берегу Мурманской области. Раннее детство Александра прошло в селах Ловозеро, Пулозеро, Нотозеро, где его родители Ольга Федоровна и Виталий Владимирович работали в школе.

Отец, Виталий Владимирович Подстаницкий был родом из Вологодчины, фамилия его происходит от местечка Подстаницы. Девичья фамилия матери, Ольги Фёдоровны, - Альбрехт. Её отец был потомком прибалтийских немцев, выросших на Новой Ладоге. 

В 1933 году Подстаницкие переехали в Мурманск. В семье было шестеро детей: три девочки и три мальчика, Саша - старший. Жили они в большом угловом двухэтажном доме на пересечении улицы Воровского и проспекта Ленина. 

«Деревянный, в два этажа, в три крылечка, он как бы состоял из двух половинок, скрепленных между собой под прямым углом. Другой своей «половинкой» дом смотрел на улицу Воровского. А срезом на прямом углу с двумя окнами - на проспект Сталина… По тем временам наш дом был в числе лучших в городе. В нем был водопровод! Скромный интерьер коммунальных квартир дополняли черные железные до потолка печи-цилиндры, ютившиеся по углам каждой комнаты. На общих кухнях стояли плиты, отапливаемые дровами», - так описывает тот самый дом одна из его тогдашних жительниц - мурманчанка Лидия Алистратова.

Площадь Пять Углов. Дом, в котором жили Подстаницкие. Источник фото

Сейчас на этом месте газон напротив гостиницы "Арктика". 

Учился Саша в 18-й и 10-й школах на проспекте Сталина. Учился, по воспоминаниям одноклассников, с веселой легкостью. Занимался спортом, играл в футбол, катался на коньках и лыжах, стрелял из рогатки... Любил литературу, много читал, не боялся выражать личное мнение в школьных сочинениях. 

Как-то в классе писали сочинение на тему "Образ Анны Карениной". Саша вместо формулировок из школьного учебника решил выразить своё мнение и даже вступил в спор с великим классиком: "Лев Николаевич! Я не согласен с Вами. Зачем Вы толкнули под колёса поезда прекрасную русскую женщину Анну?". На всякий случай сочинение отнесли в городской отдел народного образования.


Романтик и мечтатель



Стихи Подстаницкий начал писать рано, еще в школе, печатал их в стенгазете. Первые публикации появились в газете «Полярная правда» в 1938 году, когда Саша учился в восьмом классе. Известная поэтесса Раиса Львовна Троянкер, работающая в те годы корреспондентом в газете, сразу распознала в нем будущего поэта.

В фондах Мурманского краеведческого музея сохранилась рукопись одного из ранних стихотворений Подстаницкого. Клетчатый листок из тетради, на одной стороне - чертёж карандашом, какой-то болт во фронтальной проекции, а на обороте - строки стихотворения. Видимо, набрасывал их прямо на уроке черчения.

Разодень, весна, деревья в зелень!
Солнце! Жарче, солнце, запылай!
Вместе с громким смехом и весельем
На просторы вышел Первомай.
Как родного, мы его встречаем
Океаном лиц - не оглядишь!
У любого радость за плечами,
У любого - счастье впереди!
Обласкали утро наши песни.
Чёток гул уверенных шагов.
Это утро бодростью чудесно
И воспоминаньями свежо.

После окончания школы, летом 1939 года, юношу взяли в штат молодежной газеты «Комсомолец Заполярья».  Никто не хотел называть его Александром Витальевичем, а редактор сокрушённо разводил руками:

- Детский сад у меня - и только.

Саша Подстаницкий не отличался ростом и внушительной внешностью, а в свои 18 выглядел почти мальчишкой. И сам про себя шутил:

Я много в жизни потерял
Из-за того, что ростом мал.

Александр Подстаницкий среди сотрудников газеты "Комсомолец Заполярья" (в нижнем ряду - крайний справа), 1940 год.  Источник фото

Частые командировки позволили ему побывать во всех уголках Кольского полуострова. Подстаницкий писал на различные темы: о спорте, о школьной жизни, молодых рабочих мурманских предприятий, о краснофлотцах Северного флота... Многие материалы были в стихах. Иногда печатал критические заметки, эпиграммы. 

В номере за 16 августа 1940 года была напечатана заметка о том, как при попустительстве заведующего Мончегорским РОНО Ефимова вместо учебных пособий закуплено скульптурных изделий на 18,5 тысяч рублей. На злобу дня Александр Подстаницкий написал театральную миниатюру "Сцена в Мончегорском РОНО".

Тов. Ефимов:
Чтоб в школах не остались полки пусты,
Могу предложить вам такие бюсты:
Какой красавец этот Аполлон,
Разгневан он, лицо его сердито.
А вот войны богиня - Афродита
В пылу борьбы враждующих сторон!
Вот Зевс...

Школьники:
Пособий бы наглядных...

Ефимов:
Он громовержец славный.

Школьники:
Нет ли там таблиц?

Ефимов:
Вот Прометей, над ним орел громадный...

Школьники:
Моделей нам бы!

Ефимов:
Царь воздушных птиц.

Да что там говорить, богатый выбор...
Но скажут ли вам школьники спасибо?

В сентябре 1940 года несколько статей Подстаницкий напечатал под псевдонимом "Ал. Асин". Ася - это имя его девушки. Поэт упомянул его в стихотворении "Любимой".

Тропами оленьими
Путь тяжёл и долог,
У озёр болотистых
Каждый шаг опасен,
Но идёт уверенно
Маленький геолог,
Девушка, которую
Называют Асей.
...
Та, о ком мечтаю я
И зову любимой!

По воспоминаниям журналиста Сергей Короткова, это была машинистка из редакции газеты "Часовой Севера" Ася Любина. Геологом, героиней стихотворения, она стала, видимо, из романтических побуждений молодого поэта.

Романтик и мечтатель, он не терпел пустых слов. Если кто-то пытался болтовнёй подменить работу, Подстаницкий говорил иронично: "Разговоры разговаривает... Сейчас утонет в словесном море, и будет ему счастливый конец". 




"Чтобы Мурманск чувствовался..."



В 1940 году "Полярная правда" объявила в городе конкурс на лучшее стихотворение о Мурманске.  Александр задумался: "Вот бы написать... Да так, чтобы Мурманск чувствовался - с солёным ветром, с треской, с рыбаками, этими вот серыми скалами и заливом". Свой город он знал и любил. И стихи его оказались лучшими на конкурсе.

Мурманск вечером

Мурманск, город мой широкоплечий,
Источник фото
Грудью дамб улёгся на залив.
День ушел. У окопов бродит вечер.
У причалов сердится прилив.
Рядом, у красавца-ледокола,
Что в ледовый рейс уйдёт с утра,
Мирно отдыхая у приколов,
Маленькие спят траулера.

Лишь в порту лебёдок визг обычный,
Новый деррик над углём кряхтит
– В трюмы пароходов заграничных

Источник фото
Грузят лес и камень-апатит
Город мой, твой аромат и скалы,
Что стоят кругом, тебя храня,
Сделать руной повой Калевалы

– Вот мечта заветная моя
Бег оленьих райд, болота, кочки
И озёр нетронутою гладь
Срифмовать бы в песенные строчки
И потом с любовыо распевать!

В них прочесть, как топкими лугами
Двадцать лет назад ходил туман,
Как сражались деды-партизаны
Источник фото
Против интервентов-англичан.

День ушёл. Окутал город вечер,
И над Колой – первая звезда.
Тихо всё. И лишь ветрам навстречу
В Ленинград уходят поезда.

Спи же, Мурманск, крепким сном окован.
Из Кремля курантов слышен бой…
Отдыхай: он делом завоёван,
Этот отдых, славный город мой!


"Отважный ас, гроза больших высот"


Джим Коллинз. Источник фото
Александр Подстаницкий зачитывался книгой американского лётчика Джима Коллинза, который стал испытателем новых, еще не проверенных и не изученных до конца самолётов. Каждый его полёт - опасная, изнурительная работа, грозящая гибелью. Отважный авиатор разбился при испытании нового бомбардировщика. После его смерти друзья собрали его рассказы и новеллы и издали отдельной книгой.  Эту книгу Александр не раз читал и перечитывал.

Подстаницкий мечтал стать летчиком, и мечта его сбылась: в конце 1940 года по воинскому призыву он попал в Омскую летную школу при Омском военном авиационном училище летчиков (в настоящее время это Омский летно-технический колледж Гражданской авиации им. А. В. Ляпидевского), где учился по специальности «стрелок-радист».

Омский лётно-технический колледж. Источник фото

7 мая 1941 года. Источник фото
Учился Саша отлично, смело прыгал с парашютом и прекрасно изучил теорию воздушной стрельбы. В свободное от учебы время Александр целиком уходил в поэзию, писал на самые разные темы. Домой и друзьям присылал письма, иногда стихотворные. Однажды прислал свою фотографию в лётной форме, снабдив её признанием:

... Сей доблестный вояка,
Отважный ас, гроза больших высот,
На самом деле волком выл от страха
На высоте две тысячи пятьсот.

После окончания учебы его направили в 42-й авиаполк 36-й авиационной дивизии дальнего действия в город Кировобад Закавказского военного округа стрелком-радистом в дальнебомбардировочную авиацию (ДБА). Эта авиация подчинялась непосредственно Ставке Верховного главнокомандования и использовалась для ночных ударов по глубоким тылам противника.


"Хочется как можно быстрее идти в бой..."



Источник фото
Скоро полк, в котором служит Подстаницкий, направляют в Ярославскую область, где в октябре 1941 года  начинаются боевые действия на московском направлении. Насколько была напряженной обстановка на подступах к столице, можно судить по потерям: погибло 40 летчиков, то есть половина полка.

27 июня Александр Подстаницкий напишет родным: "Пишу письмо наспех, ибо скоро уедем. Настроение самое лучшее. В бой пойду с радостью. Надо бить врага так, чтобы он никогда больше не мог поднять головы. У нас на это хватит сил! Все мои товарищи дышат ненавистью к врагу. Будем драться до победы. Хочется как можно быстрее идти в бой... Ваш "лётчик" Сашка".

В мае 1942 года девять опытных экипажей 42-го бомбардировочного авиационного полка для охраны союзных конвоев перебрасывают на Кольский полуостров. На Севере в мае 1942 года А. Подстаницкий совершил два боевых вылета с аэродрома Ваенга как стрелок-радист. Бомбили авиабазы врага в Норвегии.

Первый удар летчики нанесли по северонорвежскому аэродрому Лаксельвен поздним вечером 27 мая. Ставилась задача - уничтожение материальной части противника. От 42-го полка привлекались 7 экипажей, вылетели 6. Эту группу вел сам командир полка Бабенко, навигатором у него был штурман полка Н. В. Червяков, а стрелком-радистом... Александр Подстаницкий. Это о многом говорит! Доверие командира полка - лучше всяких письменных характеристик. Двадцатилетний Подстаницкий отлично знал свое дело. Ему доверяли, его уважали, любили.

На аэродром Лаксельвен группа Бабенко сбросила 40 фугасных бомб от ста килограммов и выше, зажигательные бомбы в кассетах, а также 140 тысяч листовок на немецком языке.

Двухмоторный бомбардировщик ИЛ-4. Источник фото

Второй боевой вылет 28 мая не удался: Северную Норвегию затянуло туманом. Все шесть "Илов" 42-го авиполка вернулись с полпути и благополучно с бомбами сели на аэродром. Подстаницкий летал в своем экипаже младшего лейтенанта Анатолия Никитенко. Больше их экипаж к операции не привлекали, видимо, из-за поломки самолета. А с 4 по 12 июня из-за плохой погоды летная жизнь в Ваенге остановилась.

В июне 1942 года Александр побывал в Мурманске, заходил в редакцию «Полярной правды» (газета «Комсомолец Заполярья» в войну не выходила), где его тепло встретили сотрудники. В военной форме, с летной сумкой на боку он выглядел солидно, мужественно – старше своих лет.

В редакции Александр оставил свои стихи, четыре из которых были напечатаны в газете: «Дружба», «Рассказать…», «После вылета», «Когда моряк уходит в плаванье…». Три стихотворения из четырех – о небе. Они были написаны в Ваенге, в ожидании команды на вылет. 

Дружба

Когда уходит в бой твой друг крылатый,
На важное задание летит
И ты ему помашешь из квадрата
И пожелаешь доброго пути, –
Ты чувствуешь, как громко сердце бьётся
Как глупая мыслишка промелькнёт:
«Вернётся ли? Вернётся ли?»
– Вернётся! – кричишь друзьям уверенно.
– Придёт!

И всё ж часами не спускаешь взора
С ночных небес. И ждёшь, и ждёшь сильней:
Не слышен ли знакомый гул мотора,
Не видно ли условленных огней?

– Летит! Летит! – И больше слов не нужно,
Всё сказано и понято вполне.
Всех дружб дороже нам – такая дружба,
Рождённая в боях, в дыму, в огне.

Источник фото
От той поездки сохранилось несколько фотографий.  Они сделаны на улице Ленинградской, поблизости от старого помещения редакции газеты "Полярная правда". Редакционный фотограф Константин Моисеев вывел Сашу на улицу и несколько раз щёлкнул затвором фотоаппарата. 

Рассказать

Рассказать тебе, как в небо сине
За Отчизну-Родину на бой
Уходил на скоростной машине
Парень, не целованный тобой.
Рассказать, как в утреннем тумане,
В предрассветной дымке голубой
«Миссершмитта» парень протаранил,
Невредимым возвратясь домой.

Рассказать, как с виртуозным блеском
Он колонны фрицев штурмовал,
Как седой заслуженный комэска
Перед строем парня обнимал.

Впрочем, лучше все рассказы бросим,
Не шути любовью, не балуй, –
Ты его, пожалуйста, мы просим,
Поцелуй, покрепче поцелуй!



Недопетая песня



Каждую ночь авиаполк, в котором служил Подстаницкий, поднимался в воздух. Бомбардировщики выходили на заданные цели, сбрасывали бомбы и возвращались на свой аэродром. Однажды не вернулась с задания машина Подстаницкого. Как оказалось, экипаж выпрыгнул с парашютами с подбитого самолёта где-то в районе Демянска. Приземлились на ничейной территории: с одной стороны - наши, с другой - немцы. Только в сумерках им удалось выйти в расположение наших пехотинцев. 

В перерывах между вылетами Александр продолжал писать стихи. Он задумывал объединить их в цикл "Лирика наших дней".

После вылета

Знает каждый, как необходимо,
Возвратясь с задания, опять
Маленькую карточку любимой,
Не стыдясь друзей, поцеловать.
Позабыть хотя бы на минуту
Песню боя, что ревел мотор,
Боль в плечах от лямок парашюта,
Пулемётов быстрый разговор.

И вот так – портрет в руке сжимая,
Широко и радостно вздохнуть,
Тёплый шлем и унты не снимая,
Под тенистой плоскостью заснуть.

Хорошо, когда приснится
Дальних улиц шумная гроза,
Смех весёлый, чёрные ресницы,
Озорные синие глаза…

Ширь полей… И где-то над лесами
В синем небе самолёта звук,
Чтоб проснуться по тревоге вдруг,
«Есть в полёт!» – сказать, блеснув глазами,
И опять над вражьими тропами
Опорожнить мощный бомболюк.

16 июня 1942 года авиагруппа вернулась из северной командировки на основной аэродром Якушево. А еще через несколько дней, 28 июня, сержант Александр Подстаницкий погиб в воздушном бою под Орлом. Горящий бомбардировщик ИЛ-4 упал в районе линии фронта – к юго-западу от деревни Росстани, близ станции Коротыш, недалеко от города Ливны Орловской области. Александру Подстаницкому было всего 20 лет.

***

В 1964 году на Ленинградской студии телевидения об Александре Подстаницком снят телевизионный фильм «Недопетая песня».

В 1993 году благодаря писателю Виталию Маслову учреждена ежегодная литературная премия имени поэтов-фронтовиков – Константина Баева и Александра Подстаницкого, которую присуждают молодым авторам за лучшую первую книгу. 

В единственный сборник поэта «Недопетая песня», составленный Константином Полтевым, вошли 18 стихотворений. Сборник выпускался в Мурманске трижды: в 1963, 1969 и 1981 годах, общим тиражом 35 тысяч экземпляров. Стихотворение "Гимн улыбке" стало песней.



В 1962 году в Ленинском округе Мурманска именем Подстаницкого названа улица, а на доме № 8 установлена мемориальная доска.

В 2009 году вышла в свет книга, посвященная поэту, – «Александр Подстаницкий: стихи, воспоминания, боевая судьба». Составил ее мурманский поэт и краевед Владимир Сорокажердьев.

В свое время в публикациях утверждалось, что у Подстаницкого было два ордена – Красной Звезды и Красного Знамени. Однако документальных  подтверждений тому, что Александра наградили, В. Сорокажердьев не обнаружил. В Центральном архиве Министерства обороны РФ наградной карточки Александра Подстаницкого не оказалось. Значит, не было и наград.  Но разве мурманчанин Александр Подстаницкий воевал за награды? 

Мурманский поэт Владимир Семенов сказал о Подстаницком так: «Александр Подстаницкий – первый мурманский мальчик с действительно поэтической судьбой. Конечно, жаль, что его жизнь оборвалась так рано… Но он остался и останется для нас первым поэтическим талантом, родившимся на Кольской земле, чистой родной звездочкой, мерцающей перед нами...».

Осенью 2014 года установлен бюст Александра Подстаницкого на Аллее писателей у здания Мурманской областной детско-юношеской библиотеки (ул. Буркова, д.30).

Снилось мне

Снилось мне: будто к далям опаловым
Потянулись бота табуном.
Загорелая девушка с палубы,
Уходя, помахала платком.

Знать, не зря кем-то было пропето мне,
Что придёт на свиданье беда,
Коль приснятся и станут приметами
Уходящие в море суда.

Только где там и что там ни стало бы,
Угадал я, несчастьем влеком:
Это юность, как девушка с палубы,
Уходя, помахала платком.




Использованные материалы:

  • Подстаницкий, А.В. Недопетая песня / Александр Подстаницкий. - Мурманск : Книжное издательство, 1981. - 64 с.
  • Сорокажердьев, В.В. Александр Подстаницкий: стихи, воспоминания, боевая судьба / Владимир Сорокажердьев. - Мурманск : Типография "Бенефис-О", 2009. - 128 с.
  • Сорокажердьев, В.В. Здесь ясен горизонт... : о Севере, о писателях, о книгах / В. Сорокажердьев. - Мурманск : ООО "МИП-999", 2007. - 324 с.

1 комментарий:

  1. Замечательный поэт! Спасибо за рассказ о нем и за его стихи! 20 лет всего прожил!!!! ГРУСТНО...

    ОтветитьУдалить

Этот пост ждёт ваших комментариев.
Не знаете, как оставить комментарий?
Тогда эта инструкция для вас!

- Нажмите на стрелку рядом с окошком "Подпись комментария".
- Выберите "Имя/URL".
- Напишите своё имя, строчку URL можно оставить пустой.
- Нажмите "Продолжить" и комментируйте.

Заранее спасибо!

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...